ffff Я не вижу ни одного политического проекту, как вернуть оккупированные территории - Станислав Асеев » Новости Украины на русском

Я не вижу ни одного политического проекту, как вернуть оккупированные территории - Станислав Асеев

Об информационной поддержке в плену, мотивацию выжить и то, почему в гуманитарном плане Украина нечего реинтегровуваты на Донбассе украинском радио рассказал журналист, блоггер, писатель Станислав Асеев, работавший под псевдонимом Станислав Васин, а в мае 2017 года был задержан за якобы шпионаж в Донецке, где пробыл в плену 31 месяц.

Когда вы находились в плену, вы слышали об информационной поддержке? Как вы это воспринимали?

- Первые полтора месяца я провел в подвале, там вообще коммуникации с внешним миром не было. Ко мне не пускали даже родную мать, уже знала, что я в плену. Там вообще речь не идет ни о телевидении, ни о радио.

Когда меня перевели в изоляции, то где-то восемь месяц пребывания там я также не имел доступа к внешней информации, за исключением очень редких свиданий с мамой, когда она говорила, что у меня есть очень мощная поддержка с этой стороны. Но это были встречи на десять минут раз в три месяца. После восьми месяцев изоляции у нас появилось радио: сначала это были российские и местные волны, а потом меня перевели в другую камеру и там через несколько месяцев мы смогли благодаря усилителю поймать украинские волны, и в том числе украинском радио.

А те, что вас удерживали реагировали как-то на то, что вы получаете информацию о поддержке?

- Мы никогда не афишировали, что можем слышать украинские волны, но на 99,9% я говорю, что они об этом знали, потому что был круглосуточный надзор видеокамер и много так называемых "стукачей". Я уверен, что администрация знала, что мы слышим Украинский волны, но им было все равно, потому что у них совсем другие задачи.

А менялось то их отношение, когда они слышали, что, например, в Киеве выдали вашу книгу или вас поздравляют с днем ​​рождения?

- Менялось, но не в изоляции, там совсем другие люди и они все совсем по-другому видят. Менялось в отношении так называемого МГБ, то есть той конторы, где находятся следователи, опера и т.д. Когда выдали мою книгу, они меня сразу по изоляции привезли в этой конторы, показали презентацию. В них уже был от сканированный экземпляр этой книги и с этого и началась история моего так называемого интервью "России 24". [...] Они отслеживали все моменты, когда я был в плену. Эта работа ведется и сейчас, я в этом уверен.

Это может помочь тем, кто еще находится в плену так называемой ДНР?

- Это может помочь в том смысле, что если вас зажгут на видеокамеру, то скорее всего вас так или иначе когда-то уволят. Это также может сохранить ваше здоровье, вас могут прекратить пытать или бить. Но с другой стороны ваша стоимость поднимается и вы можете пробовать там лишний год или два, пока они не найдут баланс торгов между нашей стороной и их.

Как долго вы ждали обмен? Как к вам эта информация поступала?

- Относительно обмена информации не доходило практически ни одной, потому что даже когда я встречался с мамой и мог открыто об этом говорить, она говорила, что никто ничего не знает. Полностью мы узнали о том, что нас будут менять, только за два дня до самого обмена, когда нас вызвали подписывать так называемое "помилование". А этому предшествовали два с половиной года абсолютной неопределенности.

Сейчас на сайте радио Свобода выходят ваши воспоминания об изоляции, более того у вас должно об этом выйти книга. Очень трудно и страшно просто читать эти материалы, потому что там говорится о пытках, нечеловеческие издевательства, способы самоубийств тех, кто там находится, невероятный психологическое давление. Что вас мотивировали просто выжить в плену?

- У каждого своя мотивация. У меня был любимый человек, которого я очень хотел увидеть, и с которой, к сожалению, не успел этого сделать. Буквально за две недели до свидания во Львове я попадаю в подвал практически в два с половиной года. Меня это очень поразило, потому что мы очень долго шли к этому свидание, поэтому я понимал, что не могу позволить себе что-то с собой сделать до тех пор, как мы увидимся. И собственно я от нее также получал письма из-за мамы, когда у меня была такая возможность, потому что после голодания мне запретили свидания. И это меня очень-очень сильно держало.

В одном из интервью на Общественном радио вы сказали, что реинтегровуваты нечего. В то же время мы сейчас слышим, на этой неделе от господина Сергея Сивохи, о том, что должны запустить платформу примирения. Как вы к этому относитесь? И когда вы говорите, что реинтегровуваты нечего, речь идет о территории или о людях?

- Речь идет исключительно о гуманитарной сектор. Если сейчас смотреть на это, там все в катастрофическом состоянии. Это невероятно сложный вопрос. Я так понимаю, что Офис президента сейчас действительно пытается сделать все, чтобы эти территории вернуть и интегрировать. Но я не вижу никакого политического проекту, как вернуть эти территории, не вижу ни одного аргумента, который бы мы могли предложить россиянам, чтобы они отдали границу. [...] Я не верю в то, что они это сделают. Второй вопрос - гуманитарное: там тысячи могил, там десятки кладбищ, где похоронены так называемые ополченцы. Но это действительно местные, потому что россияне своих там не прячут, а вывозят трупы в Российскую Федерацию. Умножьте эту цифру на 3-4 члена семьи, остаются в Макеевке, Харцызске, Донецке. Какие платформы бы Сивохо там не предлагал, они даже слышать об этом не будут, потому что есть так называемый "аргумент смерти»: если в вашей семье кто-то погиб из той и другой стороны, вы уже никогда не услышите другого человека. И то, что мы сейчас можем увидеть на государственном уровне, с моей стороны, катастрофа, потому что мы слышим "Хорватия, миротворцы, никаких переговоров". Мы не имеем никакой стратегии, как вернуть эти территории в политическом смысле и полностью не знаем, что делать с гуманитарным сектором. Поэтому я говорю, что там сейчас возросло новое поколение людей, которые зимой маршируют в шинелях так называемого военного лицея ДНР, это тысячи молодых ребят, которым уже промыли мозги промывают сейчас мозги новому поколению, которое 7-10 лет, в школах. Что делать с этим вообще непонятно и я не вижу никакой стратегии. Еще другой вопрос - что делать с теми, кто пытал, например, меня. Они же там не будут оставаться. Если мы будем получать контроль над участком границы, с ними надо что-то делать. Россия их вывозить в РФ. Я всегда говорю, что в отношении тех людей, я им желаю оказаться в РФ больше, чем в тюрьме, потому что Российская Федерация заслуживает того, чтобы забрать весь этот "сброд". Если они всех их заберут, передадут под наш контроль участок границы, тогда мы сможем говорить, что политически мы вернули эти территории и будем думать что-то по гуманитарному поводу.
Комментарии:
топ новостей
календарь
«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
  • Besucherzahler
    счетчик посещений
  • Щоб лани широкополі,

    І Дніпро, і кручі,

    Стали вам поперек горла,

    Москалі єбучі!